Али Аган дал интервью в прямом эфире каналу Bloomberg Турция 


ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО БЛУМБЕРГ, ДАТА: 21.11.2013
ВРЕМЯ: 12:12
ДЛИТЕЛЬНОСТЬ 00:17:00
ВЕДУЩИЙ: Турки, турецкие компании, турецкие руководители в настоящее время очень эффективно работают за рубежом. У нас в гостях бизнесмен, менеджер, который успешно представляет Турцию за границей. Али Аган – главный исполнительный директор компании «Кселл», который является крупнейшим оператором мобильной связи в Казахстане, сейчас в нашей студии.

Добро пожаловать, Али бей!

АЛИ АГАН: Спасибо!
ВЕДУЩИЙ: Турки весьма успешно проявили себя в слияниях и поглощениях, в развитии партнерских связей и в инвестициях за рубежом. И если у нас есть какие-либо качества, которыми стоит гордиться, то это - один из них. Казахстан - это яркая звезда Центральной Азии, которая имеет самый большой валовой внутренний продукт, богатые природные ресурсы, а также очень высокие темпы роста. Кроме того, ожидается включение этой страны в БРИК. Расскажите, пожалуйста, о себе и вашем окружении, а потом мы поговорим о телекоммуникационном секторе.
АЛИ АГАН: В Казахстане - одна из самых выдающихся экономик среди стран бывшего Советского Союза, с ВВП около 200 млрд. долларов и ВВП на душу населения около 13 тысяч долларов. Когда 22 года назад Казахстан стал независимым государством, его ВВП составлял 13 млрд. долларов. И если посмотреть на последние десять лет, то ВВП Казахстана вырос в 8 раз. Это невероятные цифры! Чтобы дать более конкретное сравнение для турецкой аудитории, ВВП Турции на душу населения в настоящее время составляет около 15 тысяч долларов. В Казахстане это $13 тысяч, и ожидается, что к концу 2013 года данная цифра приблизится к $14 тысячам. Таким образом, страны почти равны по уровню развития экономики.
С другой стороны, если смотреть на географическое расположение Казахстана, - это девятая по величине страна в мире, такая же большая по размерам, как континентальная Европа. Наряду с природным газом и нефтью, Казахстан является одним из уникальных производителей золота, урана и зерна в мире, поэтому страна имеет большой потенциал. При этом, по демографии эта страна напоминает Турцию: здесь тоже почти половина населения моложе 25 лет. И это очень, очень динамичное население.

TeliaSonera Евразия ведет бизнес в семи странах Евразии. Большинство из этих компаний были созданы и успешно развиваются под руководством турецких менеджеров. Хотя может показаться, что развитые страны Запада более активны, однако в том секторе, где мы работаем, все очень быстро меняется, и это очень технологичная среда. На самом деле, мы, фактически, осуществляем «экспорт мозгов». Здесь я имею в виду не только менеджеров из Турции, но и персонал локальных компаний, который мы профессионально развиваем.
ВЕДУЩИЙ: Таким образом, вы экспортируете квалифицированную рабочую силу.
АЛИ АГАН: Совершенно верно.
ВЕДУЩИЙ: Вы работали в качестве топ-менеджера в телекоммуникационном секторе в Узбекистане и Азербайджане. Насколько сильны позиции Kcell на рынке мобильной связи? Кроме того, в Казахстане просто невероятный уровень проникновения, который превысил 125%. Это значит, что каждый человек в Казахстане пользуются более чем одним телефоном. Дети тоже включены в этот показатель, но если их исключить, получится, что у некоторых пользователей есть три телефона или около того.
АЛИ АГАН: Все верно. Kcell - это крупнейший оператор TeliaSonera в Евразии. По итогам 2012 года выручка Kcell составила 1,2 млрд долларов. В прошлом году мы провели успешное IPO на Казахстанской и Лондонской фондовых биржах.
ВЕДУЩИЙ: Получается, Вы зашли на оба фондовых рынка?
Али Аган: Да, мы зашли на оба фондовых рынка.
ВЕДУЩИЙ: И какой был объем публичного размещения?
АЛИ АГАН: Он составил 25 процентов. И хотя еще не закончен год, цена акций Kcell поднялась на 70 процентов. Благодаря усилиям нашей команды, только за последние несколько месяцев мы завоевали 3 награды за самое успешное IPO.
Тот уровень проникновения на уровне 120 процентов, о котором Вы упомянули ранее, это данные в среднем по региону. Казахстан является более продвинутым в плане проникновения мобильной связи, которое составляет 180 процентов. Это значит, что, если, как Вы сказали, мы включим детей и людей, которые не могут использовать мобильные телефоны, то каждый клиент будет иметь более чем, 2 телефона. А это очень и очень конкурентная среда. Но даже несмотря на это, наша компания успешно работает уже более 15 лет. И если мы посмотрим на уровень рентабельности EBITDA, который является основным показателем эффективности работы компании, то Kcell является мировым лидером с 55 процентами. Для того, чтобы зрители могли сравнить, в Турции этот показатель составляет около 25-30 процентов. Kcell работает с рентабельностью 55 процентов в гораздо более конкурентной среде.
Но как я уже сказал, акции компании торгуются на Лондонской бирже, удовлетворенность инвесторов в Лондоне, рост курса акций более чем на 70 процентов в долларовом выражении в срок менее одного года - достаточно приятно видеть результаты своего труда таким образом.
ВЕДУЩИЙ: Планируете ли вы приобретения или какое-либо партнерство в Центральной Азии? Это очевидно, что Kcell стал одним из крупнейших мобильных операторов в Центральной Азии. И сейчас, как мне кажется, вы уже подошли к точке готовности к зарубежной экспансии, роста и развития новых направлений.
АЛИ АГАН: TeliaSonera Eurasia присутствует в 7 странах: это Молдова, Азербайджан, Грузия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Непал.
ВЕДУЩИЙ: Осталось совсем немного стран, и если вы войдете туда, то станете настоящим региональным оператором.
АЛИ АГАН: Это не считая Россию, где наша материнская компания TeliaSonera владеет акциями в «Мегафоне», также как и в Turkcell. Но региональные приобретения, покупки за пределами границ страны, определяются нашими офисами в Стамбуле и Стокгольме. Я говорю в качестве СЕО Kcell, и как Kcell, у нас нет стратегии расширения за рубежом. Мы сфокусированы на внутреннем рынке данных, на улучшении и расширении наших услуг, где мы рассматриваем возможности для приобретения или партнерства.
ВЕДУЩИЙ: Рассматриваете ли Вы возможность выхода на фондовый рынок Стамбула? Есть ли у Вас такое намерение? Если есть, то это важная новость.
АЛИ АГАН: Не сейчас, но почему бы и нет в будущем.
ВЕДУЩИЙ: Уже есть какой-то конкретный план?
АЛИ АГАН: Не в ближайшем будущем, этого нет в наших планах, но я только топ-менеджер компании. Решения такого уровня принимаются на уровне Совета директоров. В случае компании, способной сделать успешное IPO, и с учетом специфики страны, с которой у нас есть исторические и культурные связи, и где турецкие менеджеры успешны в управлении предприятиями, мне бы искренне хотелось, чтобы мы были листигованы также и в Стамбуле.
ВЕДУЩИЙ: Да, лично я хотел бы, что компания с 70% ростом на Лондонской фондовой бирже вхошла также и на фондовый рынок Стамбула. Я рассуждаю с точки зрения инвесторов. Что ж, давайте немного поговорим о передаче данных, потому что сейчас в мире голосовой трафик все чаще идет через Интернет. Таким образом, мобильным операторам необходимо оперативно принять меры по развитию связи через Интернет. Создает ли это преимущество для операторов?
АЛИ АГАН: Это очень хороший вопрос, потому что все мобильные операторы говорят о том, что нам делать в будущем. Голосовые услуги, как вы знаете, коммодизируются, то есть становятся товаром. И мобильные операторы сосредоточили свой будущий рост на передаче данных. Позвольте мне поделиться с Вами довольно интересной информацией: в течение одной минуты производится 277 тысяч твитов и 2 миллиона поисковых запросов в Google, я говорю только о Google, а не о каких-то других поисковых системах. В течение одной минуты на YouTube загружается 72 часа видео и отправляется 100 миллионов электронных писем. И это происходит прямо сейчас, пока мы с вами разговариваем. С другой стороны, и авторитетные исследовательские агентства, и компании, работающие в телекоммуникационном секторе, прогнозируют, что через 10 лет передача данных в мире вырастет в 70 раз. И это просто невероятный потенциал роста для нас. Вопрос лишь в том, ждет ли передачу данных участь голоса, то есть коммодизация, или мобильным операторам следует активизироваться в сервисе.
ВЕДУЩИЙ: Да, тут есть место для выбора.
АЛИ АГАН: Определенно, есть. Многие операторы в мире уже начали работать над этим. Наша компания является одним из ведущих операторов в мире, и мы тоже изучаем возможности. В настоящее время на Земле больше мобильных телефонов, чем людей. У большинства есть мобильные телефоны, а не зубные щетки. Мы сможем предложить еще больше в области передачи данных с помощью технологий 3G, 4G и других, которые появятся в будущем. Я думаю, что не только Kcell, но и все современные мобильные операторы в мире войдут в сферу услуг, а не просто будут трубопроводом для передачи данных.
ВЕДУЩИЙ: Как вы думаете, обслуживание станет более важным, потому что там может быть сосредоточено больше денег, или же потому что будущее - за сервисом?
АЛИ АГАН: Точно.
ВЕДУЩИЙ: А сейчас я бы хотел поговорить о рынке Турции. Я думаю, что у Вас может быть другая точка зрения, взгляд из-за рубежа. Что вы думаете о турецком секторе GSM?
Перед началом работы СЕО в Азербайджане и Узбекистане, я работал в качестве дистрибьютора поставщика услуг. Если сравнить с Евразией и странами СНГ, турецкий рынок, безусловно, более продвинутый. Следует подчеркнуть: причина, благодаря которой мы присутствуем на данных рынках, - это турецкие инвесторы, такие как Turkcell. Все наши компании были созданы инженерами компании Turkcell. Мы особенно гордимся Turkcell, как и другими компаниями. Когда мы сравниваем турецкий рынок с рынком Казахстана, особенно с точки зрения сервиса, то мы видим, что рынок Турции впереди на один или два года. И это вполне естественно. Наша компания была основана на несколько лет позже, чем Turkcell. Кроме того, рынок мобильной связи создает хорошие условия для появления большого числа поставщиков услуг и продуктов. Эти поставщики в настоящее время работают вместе с нами на рынке. С этой точки зрения, Турция внесла большой вклад не только в развитие нашей отрасли, но и в развитие объема торговли этих стран.
Говоря о передаче данных, то и здесь турецкий рынок является более быстрым и продвинутым. То же самое можно сказать и о фиксированной связи, потому что Казахстан - это страна с достаточно сложной топографией, но по сути, это является также и преимуществом для операторов мобильной связи. Как я уже сказал, Турция на пару лет впереди нас. Я наблюдаю за турецким рынком с гордостью, радостью и удовлетворенностью.
ВЕДУЩИЙ: Мир в настоящее время переходит от 3G к 4G. Наш министр транспорта, Бинали Йылдырым, говорит, что GSM-инфраструктура в Турции теперь работает на 3.5G. У нас очень быстрый и развитый 3G, так что мы можем назвать это 3.5G. Каковы Ваша готовность к 4G? И как Вам видится переход к 4G в Турции?
АЛИ АГАН: Министр прав. Я применю очень технический термин, но если вы переключитесь на Dual Carrier в технологии 3G, то сможете достичь скорости 42 Мб/сек. И это почти половина теоретической скорости от 100 Мбит/сек в 4G. Но если вы посмотрите с точки зрения пользовательского опыта, то это не такая уж заметная разница. Это не значит, что нам абсолютно необходимы более высокие постоянно развивающиеся скорости. В Евразии мы впереди Турции, потому что мы уже предлагаем услуги 4G в некоторых странах.
ВЕДУЩИЙ: Таким образом, вы обгоняете нас по 4G?
АЛИ АГАН: Конечно. Когда я был СЕО в Азербайджане, я участвовал в запуске 3G и 4G. В Казахстане пока нет технологии 4G, но мы работаем над этим вопросом и готовы запустить 4G в любое время. И я уверен, очень скоро мы запустим у нас 4G.
ВЕДУЩИЙ: Если посмотреть на географически близкие к Турции страны, нарисовав дугу от Сирии до Центральной Азии, затем вниз до до Ближнего Востока, затем налево к Балканам и наверх к Молдове, здесь многие из GSM-операторов и других телекоммуникационных компаний управляются турецкими менеджерами, или, иными словами, людьми с турецкими именами и турецкого происхождения. Это то, чем можно гордиться. Возможно ли в будущем продвинуться дальше - от управления до владения этими операторами?
АЛИ АГАН: Конечно, каждый гражданин Турции хотел бы, чтобы турецкие фирмы расширяли свое присутствие как можно дальше за пределы страны, развивая свой бизнес не только в Турции, но и за рубежом. Но если вы посмотрите на стремительно глобализирующийся мир, то теперь не так важно, кто владелец бизнеса. Если взять Турцию, то большинство владельцев многих операторов связи не являются турками. Здесь важен менеджмент, синергия. Многие страны не имеют таких сильных культурных и исторических связей, какие есть у Турции с теми странами, о которых Вы упомянули. Я также думаю, что это хорошая возможность для Турции развивать взаимодействие. С моей точки зрения, более важно, кто управляет оператором, а не страна, откуда топ-менеджер родом. Конечно, я был бы рад и горд, если бы турки увеличили свою собственность.
ВЕДУЩИЙ: Я желаю Вам успеха.
АЛИ АГАН: Большое спасибо.

Интервью